Бизнес
площадка
Свободная
торговля
Форум
Взгляд
Вакансии
Резюме
Гранты
О нас
.Вход
 
Геополитика Финансовый мир Деловой круг Советник Горящие предложения История Нанотехнологии ART Спорт Бизнес-ланч
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Деловой круг Маркетинг Рекрутинговое агентство Бизнес безопасности Бизнес зарубежья Авто Модный стиль
Категории раздела
Персона [13]
Женщина в бизнесе [6]
Календарь мероприятий [9]
Новости [22]
Интервью, статьи [14]
Законы [7]
Бизнес-образование [3]
Мастер'ОК [24]
АферИзмы [9]
Досье [11]
Инновации [3]
Здоровый образ жизни [9]
Выставки, PR [13]
Вакансии [5]

Статистика

Форма входа
Логин:
Пароль:

Главная » Статьи » Деловой круг » Персона

Виктория Платова: Взросление начинается тогда, когда начинается диалог

В литературе ее классическом/гуманистическом понимании – как некий камертон, который задает «звучание» человеческой личности, и как система координат, благодаря которой мы довольно точно определяем, что хорошо, а что плохо, что есть зло и что есть добро. Впрочем, хорошие книги не обязательно учат добру, но они шлифуют интуицию, и – вот что странно – человек (так удивительно он устроен) интуитивно переходит на сторону добра. Добро здесь – довольно широкое понятие, не ограничивающееся библейскими заповедями, оно может быть многовариантным, общечеловеческим и очень личным, почти интимным. Интимное – означает «я сам».  Я сам, мой мир, плохо или хорошо устроенный – и вся начинка этого мира, самый настоящий слоеный пирог: любовь, ненависть, стремление к счастью, стремление к покою и душевному равновесию – и невозможность удержаться в этом равновесии, - ведь мир находится в постоянном движении, он меняется ежечасно и ежесекундно. О чем бы не писал писатель – он пишет о себе. Что бы ни читал читатель – он хочет читать о себе.  Этот эгоизм – самый извинительный из всех возможных.  И когда происходит совпадение и параллельные прямые неожиданно пересекаются, - тут-то и возникает феномен настоящей книги. Которая в идеале переживет своего создателя.

Литература не должна учить жизни – хотя бы потому, что искусство – не есть жизнь.  Жизнь – сложнее и проще, и в ней невозможно пропустить десяток не самых приятных страниц или заглянуть в конец и узнать, к чему все пришло. Но у литературы есть одно неоспоримое преимущество перед жизнью: она позволяет быть другими, оставаясь собой. Переживать целый спектр чувств, которые могли бы пройти стороной, и счастье, что не прошли.  Она задает вопросы, которые ты сам не решишься задать себе или просто – даже не подозреваешь об их существовании. Но эти вопросы хороши уже тем, что ответов на них может быть великое множество – вневременных, или, наоборот – поколенческих. Или ответов не может быть вовсе, или они окажутся спорными. И тогда последующие поколения будут зачеркивать их, выносить за скобки. Наверное, один из самых главных вопросов – кто мы, зачем мы здесь? В любой, самой ничтожной, никчемной жизни существует смысл. Литература (настоящая литература) лишь оформляет его, делает скрытое от глаз – видимым. Или – почти видимым, во всяком случае – осязаемым.

К сожалению, люди перестали искать смыслы, и – как следствие – читать. Это – данность, с которой невозможно да и не стоит бороться. У хорошей книги в запасе – вечность, она вполне самодостаточна и может подождать тех, кто рано или поздно коснется пальцами обложки, перевернет страницу не с целью предаться релаксу или попросту убить время. А именно этого, к сожалению, ждет от книги большинство. И это в лучшем случае. О худшем (книга? Понятия не имею, что это такое?) говорить не хочется. И глупо надеяться, что со временем картина претерпит существенные изменения, уже выросло не одно поколение нечитающихдетей. А ведь все мы – родом из детства. Я без всякого почтения отношусь к советскому прошлому, но одного не могу не признать: у нас была по-настоящему великая детская литература. Я помню потрясение от «Двух капитанов» Вениамина Каверина, где любовь была любовью, а верность – верностью. И предательство – предательством. А еще – служение Делу, Женщине, Родине. Четко заданные нравственные ориентиры оказались такими  абсолютными, что невозможно было не следовать им. А Кассиль, Крапивин, Железников… Гайдар с его обаятельными и немного наивными Тимуром, «Военной тайной» и «Чуком и Геком»! И наплевать было на идеологическую составляющую, потому что не в ней был смысл, совсем в другом. В той самой системе координат, которая задавалась раз и навсегда. Что есть хорошо, а что плохо. А потом наступил период тончайшего и поэтичного Паустовского, сотканного из любви, веры и памяти. Вспоминая детство, я двигаюсь от одной чудесной книги к другой – и снова переживаю те самые чувства восторга и благодарности: они не изменились и не повзрослели. Но это та область небес, где вовсе не обязательно взрослеть.

Взросление начинается тогда, когда возникает диалог. Есть несколько писателей, с книгами которых я пребываю в постоянном диалоге. В нем можно спорить, обижаться, соглашаться, не соглашаться, неистовствовать, посылать к черту и снова возвращаться с очередной завиральной идеей. Книга никогда не бывает написанной – она пишется снова и снова, здесь и сейчас – стоит только ей оказаться в руках неравнодушного человека. И книга – всегда счастливая тяжелая работа и ни с чем не сравнимое, почти физическое удовольствие. Стоит только понять это – как расстаться с ней будет невозможно. Нужно только постараться не утратить главное в ней – великую гуманистическую миссию. 

Категория: Персона | Добавил: mariam (20.07.2012) | Автор: Виктория Платова
Просмотров: 76777 | Теги: Платова, Наследие нации, критика, философия | Рейтинг: 0.0/0
Опубликовать в
Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Наш опрос
    Как считаете финансовый кризис:
    Всего ответов: 87


    Геополитика Финансовый мир Деловой круг Советник Горящие предложения История Нанотехнологии ART Спорт Бизнес-ланч